romansh_84 (romansh_84) wrote,
romansh_84
romansh_84

Categories:

"Неудачный ссудный день..."

То, что произошло со мной буквально на днях, буквально с 17 на 18 декабря 2015 года, станет для меня еще одним уроком в моей пока еще не долгой жизни. Конечно, не сказать, что ранее не было жизненных уроков, но теперь все они показались какими-то шуточными, не серьезными по сравнению с тем, что произошло. Так, например, можно вспомнить мое студенческое время, когда я впервые на себе испробовал, что такое разбойное нападение. Позднее, уже в Сочи были и различные угрозы, в том числе и по телефону, и сообщения о том, что собираются посадить, и попытка проводить в армию в нарушение законодательства, чтобы не мешал. А затем была кража и фактически состояние бомжа, поскольку во время кражи отобрали все то, что было накоплено за множество лет.
Однако, по всей видимости, все эти уроки были для своего времени и своего дела. А тут, наступила пора прочувствовать и понять, как работает наша, все более авторитарная система власти. Особенно в отношении тех, кто много пытается доказывать, много открывает рот и часто выступает с каким-то заявлениями, обращениями и жалобами, уличающими в совершении преступлений. Глядя на Сочи 2007 и Сочи 2015 года видны разительные перемены среди активно настроенной общественности. С каждым годом, начиная с 2013 года активность стремительно падала и в настоящее время она практически сведена к 0. И этому есть свои причины и следствия. Могу сказать, что ранее за мои выступления и мои выпады в сторону чиновников и лиц, обличенных какой-либо властью, практически не прилетало никогда. И только в этом 2015 году по всей видимости пришла пора, когда прилетать начало.
А началось все с того, что в 7-30 утра 30 июля 2015 года, после очередного наезда на некоторых особенно обличенных властью у меня дома начался обыск. Искали запрещенные предметы, искали запрещенные вещества, а ничего не найдя, переместились на обыск в офис. Из офиса, как и было необходимо, были изъяты все компьютера и записывающие/читающие устройства. Как стало понятно после, сделано это было с целью парализовать работу. И им почти удалось, но почти. Кроме того, был 5 часовой допрос в помещении полиции Центрального отдела города Сочи, где делались различные намеки о Титанике и о том, что он потонет, а мне нужно выбрать свой корабль. И он обязательно должен быть иным, явно с сотрудниками полиции и им подобными властными лицами. После обыска были и после беседы.
Далее, несколько месяцев спустя снова полиция и снова опросы, намеки, попытки обвинить в совершении мошеннических действий в отношении гражданина. Как сам сейчас гражданин понимает и пояснил, что дурь это все была. И все вопросы можно разрешать спокойнее и разумно. Но полиция воспользовалась такой замечательной возможностью.
И вот, последнее «приключение» показало не только то, насколько бесправным может быть человек, но и отношение к человеку со стороны некоторых носящих погоны. Кроме того удалось увидеть, что давно уже и право на свободу слова, свободы гражданина остались лишь на бумаге, а дальше по всей видимости и голос подавать перестанем, поскольку в нашем почти уже бесправном государстве прав тот, у кого больше прав, ну или кто наделен властными полномочиями.
День 17.12.2015 года был ничем не примечателен наряду с другими аналогичными днями, которые я проводил в Краснодаре в связи с выездом в суд апелляционной инстанции для представления интересов граждан в судебном заседании. К 10-00 – 10-30 я пришел в суд и встав в очередь, дождался момента, когда можно будет пройти через судебных приставов краевого суда. Причем в последнее время указанные приставы мнят себя на этом месте чуть ли не самыми главными, поскольку от них и только от них зависит то, пройдете Вы в суд или останетесь на улице. К слову, неделей ранее с этой же сменой судебных приставов-исполнителей мне посчастливилось поссориться из-за того, что в Краснодарском краевом суде не предусмотрены боксы (ящики) для оставления вещей, которые по каким-то причинам с собой в суд проносить нельзя. Как следствие, каждый, у кого были найдены ножнички, кусачки, пинцеты, а также подобное, становился перед выбором, либо где-то оставлять, либо в урну. Вот и мне сказали, что я не могу пройти, поскольку у меня были предметы, которые никак нельзя ни оставить у приставов, ни пронести с собой. Без конфликта конечно не получилось, но тогда я был вынужден выйти из суда и найти возможность оставить то, на что указали приставы за пределами суда. Как это удалось, рассказывать не буду)))) А то там все себе склад сделают.
В этот раз я пришел в суд и наткнулся на то, что согласно мнения судебного пристава я не могу пройти в суд, поскольку по его мнению я находился в каком-то неадекватном, возможно пьяном или наркотическом состоянии. Я не стал в этот раз молчать, поскольку понимал, что возможно у них ко мне особое придирчивое внимание. Слово за слово, я потребовал позвать старшего судебного пристава в данной смене для того, чтобы разрешить возникшую конфликтную ситуацию. Но вместо этого, несмотря на обещания, что возможность общения с таковым будет, меня отвели в сопровождении приставов в комнату для досмотра. При понятых меня потребовали вынуть все из карманов, так как по мнению пристава, у него имелись основания к моему досмотру. Дабы далее не накалять обстановку я все вытащил из карманов, после чего меня проверили на наличие наркотических и иных запрещенных веществ и предметов. После этого был досмотрен портфель с личными вещами и документами. Но на этом концерт не окончился. Он еще длился ровно пару часов, а это ровно то время, которое длились судебные заседания, на которые я в принципе и приехал.
Затем приехал участковый, которому меня передали уже как какого-то нарушителя-дебошира. Мы поехали в участок, где участковый полиции оформил еще один протокол и далее началось «веселье», результатом которого стало доставление меня в Отдел полиции ЦАО УВД по городу Краснодар по адресу город Краснодар, улица Садовая, 110.
Сотрудник полиции составил в отношении меня протокол, я ему вновь и вновь объяснил, что нет оснований к моему задержанию. Написал затем ходатайство о передаче дела по месту жительства для рассмотрения, поскольку должен был уехать в Сочи. Однако мое ходатайство, как понял позже, попросту «похоронили», а на требование предоставить возможность подать жалобу на имя прокурора по Центральному округу города Краснодара мне и вовсе отказали, не дав ни ручки, ни бумаги. Пришлось конечно вступить в полемику с дежурным в части наличия у него полномочий к административному задержанию в соответствие с КоАП РФ, но тот видимо, не особенно разбираясь в тонкостях законодательства РФ, указывал на то, что я административно арестованный, а не задержанный. И как бы я не доказывал то, что имею полное право на то, чтобы находиться в квартире до определенного времени для прибытия в суд и рассмотрения моего дела, дежурный включил попросту «дурочку» и сказал, что как начальство с тобой решит поступить, так и поступлю.
Затем меня заставили выключить телефоны, с одного из которых я успел позвонить и сообщить о том, что задержан, а также успел написать в фейсбуке о доставлении в отдел полиции. У меня потребовали снять ремень, вынуть шнурки из туфель. После чего потребовали снять крестильный крестик, цепочку и иконку с шеи, снять серебряное кольцо и показать руки, что на них ничего нет. Я не подчинился, сказав, что предметы культа я снимать не буду, а дежурный их трогать не имеет права. Но я не успел договорить как этот полицай снял с меня и цепочку, и кольцо. Затем меня обыскали на предметы в карманах пальто, за воротником и короче обшманали как настоящего преступника. После того, как этот держиморд закончил обыск и проверку меня на то, что у меня еще осталось при себе кроме одежды, он меня отвел в камеру и потребовал пройти в нее.
Серая, с кривыми стенами, непонятными выпуклостями, все вокруг было серым. Сырость, невыносимый запах и невыносимый холод, а также одна включенная на сером потолке лампа и две скамьи. Ни батарей, ни отопления иного, ни утепления, ничего того, что могло бы согреть. Железная с засовом дверь и маленьким окошком в клеточку…
Через несколько часов, сколько и сказать трудно, поскольку в таком бетонно-сером помещении, отсутствием возможности увидеть солнечный свет, жутком холоде по тихой начинает ехать крыша и теряется всякая связь со временем, вошел дежурный и сказал, что пора на выход. Ну думаю, сюрпризы еще впереди по всей видимости. При этом он меня заверил, что сейчас обратится к руководству для того, чтобы меня к 20-00 уже выпустить из этого вонючего злополучного места, похожего на маленький ад. Но не случилось. Меня, а также остальных таких же по всей видимости задержанных, вывели в маленький дворик и строем повели в левую часть двора, где был устроен грязный деревянный вонючий туалет, а попросту – настоящая параша. Причем дежурный стоял и за каждым наблюдал, как ты идешь в туалет и подгонял, если по его мнению ты там слишком долго находился. Картина просто не передать словами. Затем было предложено всем покурить. Причем сигареты раздавал никто иной, а сам дежурный. Такое чувство, что он купил с запасом для того, чтобы выдавать тем, кто административно задержан. Странное такое проявление доброты. Как только последний докурил сигарету опять в приказном тоне стройся и вперед по камерам.
Я сидел до этого в камере № 3, как одиночка, но в этот раз дежурный спросил, пойду ли я один сидеть или присоединюсь к тем, кто сидит в камере №2. А их было в тот момент уже трое. Я выбрал присоединиться, а иначе у меня бы точно от этого тошнотворного серого цвета и стен с горящей одной лампой крыша поехала бы к утру. Я уже стал понимать, что скорее всего придется отбывать тут до самого утра, поскольку по версии дежурного на его предложение выпустить меня начальник сказал, что мол пусть сидит и привет ему передавай. От кого конкретно, я уж и не помню. Может от Краевого ГУВД, может от «друзей» из городского УВД по городу Сочи, а может это судебные приставы привет передали.
Находясь в камере №2 я услышал самые различные истории, но больше всего меня поразило то, что именно в этой камере находился преступник, который ранее сбежал из под ареста в городе Сочи во время его конвоирования полицейским. Причем не просто сбежал, а предложил за помощь в побеге 350 000 рублей сотруднику полиции, который согласился и вышел за сигаретами из машины, а в этот момент преступник вышел из машины и скрылся. История Виталия Каракушьяна конечно удивила тем, что ему удалось за достаточно короткий срок убежать дважды, один раз при доставлении в ИВС, а второй раз – из суда. Причем второй раз именно по глупости конвоиров. Он рассказывал много о своей жизни и особенно о том, что с ним случилось после его поимки. Если в городе Сочи его особенно не трогали и не применяли физическую силу, то со слов Виталия Краснодарские опера за два дня его пребывания в камере для административных задержанных успели к нему применить не только силу, избивая его и по голове, и по телу, но и надели наручники и, подвесив за них, выворачивали ему руки, заставляя взять на себя вину за те преступления, которые не совершал. Виталий терпел и говорил, что возьмет ответственность только за то, что совершил и никакие «висяки» на него повешать. Конечно же это не могло понравится тем, кто издевался над ним, применяя различные методики пыток. Затем, когда стало понятно, что Виталий сопротивляется, кто-то из сотрудников, по его словам, стянул с него брюки и стал стягивать трусы, угрожая изнасилованием, причем «по кругу». В этот момент мне показалось, что я в каком-то сне нахожусь и все услышанное – басня Крылова. Но нет, Виталий рассказывал на полном серьезе о том, что творили с ним эти нелюди. Или они настолько извратились на своей работе, что готовы насиловать любого, либо это такой способ давления извращенный, хотя у нормального человека даже мысли такой не возникнет, либо они настолько изголодались по сексу, что им хочется извращений и реализации своих самых низменных фантазий. Что это – пусть разберется с этим тот, кому это важно, но факт остается фактом. В отношении лица, задержанного в связи с совершением преступлений, а также в связи с побегом, на мой взгляд, запрещено применять любые формы насилия, а также унижать человеческое достоинство и честь. Каким бы он не был преступником, это не дает никому права избивать до сотрясения головного мозга, а также угрожать изнасилованием. Никому! Именно от Виталия я узнал в подробностях его историю поимки и побега и конечно же все эти сведения найдут своего читателя среди людей с погонами. Со слов же Виталия он очень боится этапа в город Сочи к сочинским операм, так как считает, что за побег и за то, что из-за него такой шум и скандал начался, сотрудники УВД по городу Сочи обязательно отыграются на его здоровье, его зубах, ногах, руках и других частях тела.
Я реально думал, что все это не со мной, а в этих серых стенах и маленькой камере все это звучало настолько правдоподобно, что каждый, кто слушал историю Виталия, кажется испытывал и шок, и стыд, и ужас, и еще много каких чувств.
После Виталия так получилось, свою историю начал другой мужчина, лет под 50. С виду обычный мужик, как оказалось сантехник-работяга. Суть задержания: пришел к подруге, а та учинила ему скандал, не пуская в квартиру. Затем попросту впустила, но вызывала полицию, сказав, что дебошир ворвался в квартиру и угрожает ей. Наряд прибыл быстро. Без разборов полета повалили мужика на пол, вывернув ему по его словам ключицу, скрутили и доставили в отдел, где оформили то ли по ст. 20.21 КоАП РФ, то ли хулиганство. За что-то короче, но оформили и в камеру №2. Когда только мужика привезли, а меня уже в тот момент оформляли, я увидел, что тот явно был под градусом, хотя по руке уже было понятно, что что-то с ней не так. Однако только после нескольких часов, когда алкоголь стал ослабевать рука начала напоминать о себе и когда он снял кофту мы обалдели, у него был явный вывих ключицы. Кофту обратно он уже одеть не смог самостоятельно, поскольку рука стала ломить в месте вывиха, а может и перелома. Мы начали требовать от дежурного вызова бригады скорой помощи, но в ответ он услышал только то, что пока приедет скорая, ему еще и дополнительные травмы сделают, а может и вторую руку вывихнут. Вместо вызова скорой и проведения обследования руки дежурный сказал: «Терпи до утра, пока суд не решит, что с тобой делать, вытяни руку и чаще ею работай. Ты ее сжимай-разжимай и все нормально будет. А хочешь – я тебе сейчас вставлю обратно твою ключицу». Одним словом, когда мы стали требовать бригаду скорой помощи для мужика, то полицейские явно труханули, да так, что это было видно по ним. Сразу забегали, засуетились, стали думать, как бы не выявить то, что при доставлении задержанного нанесли ему такую травму. Придумали же, сволочи – дали таблетку Кетанов, чтобы обезболить. Такое чувство, что к людям, попавшим в эти камеры, относятся как к отработанному материалу, который можно «месить», «ломать», издеваться… Никакой человечности, никакого понимания. Ничего человеческого в этих уставших звериных глазах, а также в человеках, в форме полицейских. Совершенно ничего.
Как только закончился рассказ, в камеру вошел дежурный и потребовал Виталия выйти из камеры. Зачем, куда и в такое время, которое было примерно 19-20-00, не понятно. Через минут 20-30 Виталия вернули обратно, но по его лицу, глазам и состоянию было видно, что к нему вновь была применена физическая сила. Он  длительное время сидел, как будто собирая фокус, поскольку глаза у него как будто бы смотрели в разные стороны. Сразу стало понятно – снова били, снова по голове и снова так, чтобы без синяков.
Да, вот она, обратная сторона медали полицейской работы. Называется полицейский беспредел. Но я понял, что, как только ты оказался по эту сторону камеры, то ты уже ни на что не имеешь права. Ты обязан полностью слушаться и подчиняться указаниям и решениям дежурного и руководства, поскольку тут как они себя мнят, они и есть закон. А потому жестокость, применение силы, травмы и тому подобное вместе с тем ужасным состоянием камер и ужасным холодом – это нормальное состояние. И нет ничего в нем страшного.
В камере становилось с каждым часом все прохладнее, в других камерах начали стучаться в двери и требовать выдать какую-либо одежду теплую либо что-то придумать с обогревом. Каждый час какие-то возгласы и стуки из камер, поскольку в туалет можно пойти только когда дежурный соизволит тебя вывести во дворик. А делал он это не часто – примерно раз в 4-5 часов. Помню, как один мужчина, задержанный то ли за то, что якобы матерился, то ли с бутылкой пива, кричал более получаса о том, что хочет в туалет, но в ответ доносилось только: «Заткнись… Я тебе щас так дам, что и ссать перехочешь…» И много чего еще мне пришлось выслушать… Это как концлагерь какой-то, где обязательным условием является подавление всего человеческого, издевательство над задержанными и их потребностями.
Третьим свой рассказ начал парень из Узбекистана, которого задержали за то, что у него не было какой-то страховки. Все документы в порядке, приехал в соответствие с законодательством, имеет работу, регистрацию по месту жительства, но со слов полицейских не хватало какого-то страхового свидетельства, в связи с чем был доставлен в полицию. Он вообще был одет как-то слишком по осеннему. И ему было похоже холоднее всех, но на требования предоставить что-то теплое и согревающее мы получили лишь отказ.
Затем в камеру добавился еще один парень, который по его рассказу был задержан за применение пневматического пистолета. Не понятно вообще как такое может быть, но выяснение отношений с сотрудником полиции привело парня прямиком в камеру до утра. Оказывается, сегодня ничего нельзя выяснять у сотрудника, даже если он действует неправомерно с грубейшими нарушениями. Нужно лишь тупо подчиняться, а иначе прямиком в камеру.
Шестым и последним нашим собеседником стал еще один гражданин РФ, которого звали Аркадий. Он был задержан в связи с выявлением у него запрещенных веществ, а именно наркотического вещества «фен». Как выяснилось, ранее судим, судимость погашена. Жена беременна, он единственный работяга и кормилец и тут как он рассказывал, увидел, что какой-то человек за остановочным комплексом что-то прятал. Стало интересно наблюдать и Аркадий дождался момента, когда этот человек, сделав свое дело, скроется. Затем он подошел к этому месту и достал то, что прятал недавно молодой человек. Конечно же любопытство сделало свое дело, решил попробовать на язык, что за фигня такая. А затем и вовсе решил забрать находку с собой. Все равно он ее уже нашел. И вот надо же было такому случиться, на светофоре на красный свет дверь его машины распахнулась и его приняли сотрудники ФСКН.
Вот так мы и очутились все в одной камере №2, каждый со своей историей и своей правдой, каждый со своими мыслями и впечатлениями. Становилось все позже, время шло. В камере становилось все более невыносимо холодно. На вопрос о том, почему никого не кормят, не предоставят горячей воды или чая для согрева, почему вообще такое отношение к задержанным дежурный попросту хмыкнул и ничего не ответил. В отношении чая сказал, что воды в отделе нет для чая. Да и зачем он чай. «Вы отжимайтесь чаще, двигайтесь по камере», - рекомендовал задержанным дежурный. Но от этого серого тона, холода, который хоть еще и не пробирал до костей, но уже был пронизывающим, не хотелось уже ничего. Да, приходилось общаться, чтобы не сходить с ума в тишине от этой конуры серого цвета и горящей лампы. Кроме того, приходилось двигаться по камере, поскольку без движений реально становилось жутко холодно, а двигаясь по этой «конуре» волей не волей начинали друг другу немного мешать, ведь каждый двигался и приходилось делать все, чтобы не столкнуться. Все это наверное нужно для того, чтобы между задержанными возникали конфликты, поскольку постоянно чувствуешь вторжение в твое пространство, которого и так было слишком мало. Но мы как-то смогли приспособиться к тому, чтобы не конфликтовать: трое пытались уснуть или отдыхать, остальные грелись передвигаясь по камере. Затем примерно через 20-30 минут менялись местами. Вот так и спали до самого утра: полчаса сна, примерно 25-30 минут разогрева и движения. Понятное дело, что с каждым часом выматывался организм не на шутку, поскольку он не понимал, почему не выключается эта гребанная лампа, не дающая никакого покоя, а также почему нельзя просто лечь и уснуть. А вот нельзя. Скамейки для этого не приспособлены, они сделаны так, что на них не улечься, только сидеть. Сидеть или стоять. Отсутствие тепла в камере и постоянный сквозняк делали свое дело, к утру, примерно к часам пяти в камере уже вовсю шел пар, а температура навряд ли достигала чуть более чем 0 градусов. Может даже минус 1-3, потому что на улице было -5-7 градусов по Цельсию.
Понятное дело, что при таком холоде, организм работал так, что достаточно часто хотелось в туалет, но нет – терпеть нужно. Может из этих же побуждений в отделе полиции нет никакой возможности попить воды и налить себе бутылку в камеру. У нас была такая, но дежурный забрал, а потом, пообещав вернуть, попросту забыл про нас и бутылку. Однако затем посетовал, что отдал ее бомжу, ведь она ему была нужнее. Конечно форменным издевательством было то, что при желании попить при выходе на улицу на прогулку, куда дежурный всех водил по очереди кучками, он предлагал кран на улице, в котором вода была настолько холодная, что половина тех, с кем я сидел в эту ночь, к утру почти полностью потеряли голос.
К утру стало совсем невыносимо, но что делать – терпели все. Всех уже трясло от холода, но нужно было выдержать эти несколько часов до восхода солнца. Ведь с восходом температура безусловно должна была начать повышаться хоть немного. Иначе как ждать своего «этапа» в суд, было непонятно.
В 8-30-9-00 первые конвоиры пришли за первой партией задержанных. Первым вызвали Виталия, которого, не успев еще закрыть за ним дверь, конвоиры начали оскорблять, избивать, обещав его «отвафлить за побег». Простите конечно за подробности, но это было просто невыносимо. Звери показывали свой звериный оскал и по звериному издевались над задержанным как над жертвой. Затем забрали еще троих. Нас осталось трое: Я, новый парень, которого перевели с другой камеры уже ночью, а также тот самый несчастный мужик с вывихнутой ключицей. Было не ясно по какому принципу отбирались задержанных. Но нас забрали последними – примерно в 11-30-12-00.
Меня посадили на заднее сиденье уазика, остальных разместили позади сидений в таком даже не знаю как сказать месте, где обычно сажают сзади, открывая дверь, набивая эти места порой как банку шпротов. В машину посадили также парня, задержанного якобы за пьянку, хотя вроде бы как поймали возле кафе с бутылкой пива, а также парня в наручниках. То ли кража, то ли другое преступление, но он был единственный, кто был задержан в виду совершения преступлений. Всех нас повезли сначала в Первомайский районный суд города Краснодар, другая машина поехала в Октябрьский суд, а затем также в Первомайский. Нас же повезли к мировым судьям ЦАО я даже не понимаю, где это место находилось.
Суд длился не долго, но нам повезло, в том числе и тем, кто ехал со мной, за исключением этого парня в наручниках. Не хочу навешивать себе лавры, но не без моей помощи все задержанные в административном порядке после доставления после мирового суда к отделу полиции были отпущены вместе со мной. Это, похоже, было единственное радостное событие. Мы вышли из этого бобика, пожали руки, обменялись телефонами и каждый радостно помчался как можно дальше от этого ужасного места, где в столь ужасных условиях содержатся граждане РФ и иностранные граждане. Повторюсь, без питания, без обеспечения водой, без обеспечения теплыми вещами, а также без возможности согреться кружкой чая. И только сигареты, скуренные во дворике, прогревали кажется организм на время до следующего выгула «на коротком поводке».
Сколько было прожито в переводе на часы за эти 24 часа ареста и содержания в камере, даже и не подсчитать. Однако уже вечером 18.12.2015 года стало ясно, что переохлаждение не прошло бесследно. Кашель до слез, боль в легких, заложенный нос и все, что полагается при ОРВИ, ОРЗ, а может бронхите или еще хуже – при воспалении легких. Сегодня, 21.12.2015 года, когда я пишу эти строки, состояние настолько стало резко ухудшаться, что я на 100 процентов уверен, что это именно следствие пребывание в столь ужасных, кровожадных условиях в Краснодарском отделе полиции. Конечно же срочно на обследование, конечно же срочно принимать лекарств в виде сиропов и таблеток. Но одно ясно: один день пребывания в этих нечеловеческих условиях дает такой вот результат.
По результатам отбывания своего задержания, а также по результатам тех историй, которые были услышаны, записаны и увидены, во все компетентные инстанции будут обязательно направлены обращения по всем выявленным нарушениям с требованием провести проверку этих вонючих конур, где можно за 1 сутки потерять все здоровье, как физическое так и психическое.
Но вот в чем шутка дня… Я вновь поехал в Краснодарский краевой суд и у меня вновь предстоит встреча с судебными приставами-исполнителями… Ну что ж. Дубль два…
Tags: ГУВД по Краснодарскому краю, Краснодарская полиция, Шикарев Р.В., административное задержание, арест, задержание, полиция Краснодарского края, приставы, суд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment